12 января 2007
4918

Герефордов не приватизировали. Будут герезубры

В конце января в племзаводе ОПХ "Садовское" Краснозерского района ждут уникальных телят от мясных коров-герефордов, скрещенных с дикими зубрами. Местные жители уже назвали их герезубрами. Эксперимент проводят ученые РАСХН, которых поддерживает директор "Садовского", доктор сельскохозяйственных наук Петр ЗОЛОТАРЕВ.
Он мечтает, чтобы зубры, которых в мире всего 1600 голов, "ушли" из Красной книги.

"А крестьяне идите, куда хотите?"

В 2006 году у Золотарева, талантливого руководителя и своенравного человека (однажды он выписал себе штраф на 15 тысяч рублей за проросшее зерно на току), произошло еще одно событие. Он выиграл иск в Арбитражном суде России против правительственных чиновников, пытавшихся приватизировать ОПХ. "Это был заказ, - с грустью констатирует Золотарев, заметно похудевший за последний год (директор мясного хозяйства поразительно мало ест мяса!). - Увы, от родни первых лиц Минсельхоза. К "Садовскому" подбирались пять лет назад, но мы дали отказ. Потом привлекли из науки нашего сотрудника (сделали ему хороший подарок), и он дал расширенную информацию о хозяйстве. Хотели приватизировать ОПХ за 29 миллионов! А у нас только скота более чем на 120. Они бы, как это делается, реализовали наш скот, а крестьяне идите, куда хотите? От государства все отошло бы частному лицу".

Дважды Золотарев ездил в Москву в течение трех месяцев. Его аргумент в суде: мы - испытательный полигон науки. Уже вывели новый тип животных: комолый герефорд садовского типа. "Значит, есть правда в российской стране?" - спрашиваю Петра Тимофеевича. "Я судье об этом сказал, он засмеялся, - слышу в ответ. - Если бы не дополнительные юристы со стороны, не знаю, отстояли бы или нет. На первом заседании я повел себя по-своему, обозвал правительство брехунами и нарвался на "комплименты" судьи. А на втором заседании стал паинькой, и мне сказали: если бы не перестроились, проиграли бы. Двое судей были за Садовое, а один нас явно "топил". Но потом и он увидел, что наши оппоненты искажали действительность и сильно нагло себя вели. Думаю, теперь посягательств не будет, тем более что с таким скандалом судились. Никто не думал, что мы отвоюем хозяйство! Даже областное руководство считало, что мы просто-напросто пошумим, нам по одному месту поддадут - и успокоимся. Но мы победили, дал Бог".

"Если получится, можно охотиться"

"Петр Тимофеевич, а ведь мог быть другой путь - приватизация хозяйства Золотаревым, как поступают ваши коллеги-руководители. Вы возглавляете "Садовское" 24 года, можете гордиться новым типом скота". "Что изменилось бы, если бы я все приватизировал? - спрашивает как будто себя Петр Тимофеевич. - Я не считаю это панацеей: если собственник, значит, хозяйство лучше работает. И потом: до сих пор приватизация не обходится без нарушений. Чтобы приватизировать, как полагается, денег не хватит. Значит, списывают все, что можно, берут остаточную стоимость. Не хочу я этого! Кому-то сходит с рук, а Золотареву, думаю, не сошло бы, потому что это Золотарев. Нашлись бы желающие доказать: вот, видите, он не чище других! А я не хочу, чтобы обо мне даже говорили так".

Золотарев отказался от владения огромным хозяйством. Здесь 23 тысячи гектаров пашни: "Садовское" - крупнейший в области производитель зерна. Стадо мясных герефордов - 5-6 тысяч голов (порода английская, но в Сибири так прижилась, что молодняк без всякой подкормки, только вволю питаясь молоком матери, дает по килограмму привеса в сутки, мясо герефордов за качество называют "мраморным"). Золотарев принял в ОПХ четыре (!) выдохшихся хозяйства района, и сейчас в "Садовском" есть свои породистые карпы ("зеркальный" и "сарбоянский"), свиньи, овцы, КРС. Без прибыли не живут.

Директор убежден: удержав ОПХ под крылом науки, его коллектив сможет поддерживать статус и продолжать заниматься испытанием пород, отрабатывать методы кормления. Даже если сейчас при скрещивании герефордов с зубрами от 50 подопытных герефордных маток они получат только 15 голов потомства - уже "танцуй, считай, что победили". Потому что это очень сложно: "мы влезаем в природу". "Может, придется "кесарить" коров: плод зубра крупнее, чем наш теленок, - переживает главный зоотехник ОПХ Галина Марховцова, родная сестра директора, которую он "перетянул" с Алтая. Они не забывают, что эксперимент стоит денег. Всероссийский НИИ животноводства, обеспечивший ОПХ семенем зубра, платил за быка в Беловежской пуще 10 тысяч долларов. Пришлось его бедного застрелить, потому что просто так от дикого зубра семя не возьмешь. Но сто доз семени от одного быка хватило для осеменения 50 коров герефордов. Какое потомство получится - никто не знает.

"Неужели до вас этого никто не делал? И какая от скрещивания польза?" - спрашиваю Золотарева. "С мясным скотом - нет, - отвечает он. - А польза? Я всегда слишком высоко взлетаю, но если мы сохраним хотя бы одного бычка, может, через 20-30 лет зубров из Красной книги выведут, так как их можно будет разводить. Зубр не боится морозов, ест ветки лиственных деревьев. А сколько лесов в Сибири! Если получится - можно охотиться лет через 30". "Стараетесь для охотников?". - "Тоже надо". Для наблюдения (не для скрещивания) "в домашних условиях" в ОПХ завезли яков из Горного Алтая. Они живут в загоне на открытом воздухе в селе Урожайном, рядом с фермой для герефордов. Яков возят на выставки вместе с герефордами, а дома их рога, шерсть и светящиеся в темноте глаза постоянно притягивают как детей, так и взрослых.

"Баринов развелось!"

Я спросила Петра Тимофеевича о его планах после победы. Услышала неожиданное: "Порой и сам не знаю, чего я хочу, особенно в наше время, когда так много вранья. Что нам правительство ни обещало, ни-че-го не выполнило". "А нацпроекты?" - "Больше бутафории, да и поздновато спохватились. Никто не хочет понять, что на селе фактически идет необратимый процесс. Ну, кого-то сейчас поддержат. А с 60-70 процентами хозяйств что делать? Село все время обманывали, брали от него, а взамен - почти ничего не давали. В нашей области потеряли около 60 процентов скота, почти всех овец, хотя администрация области пыталась что-то исправить, не то, что на Алтае. Но самое страшное - потеряли кадры". Золотарев принял в ОПХ четыре хозяйства и признает: "Ленинградское и Курьинское лучше бы не брали: люди напрочь не хотят работать, мы сейчас возим в эти подразделения народ со стороны". Он пытался через прокуратуру воздействовать на районный отдел занятости: "До анекдотов доходит: увольняется человек из Садового, где спрашивают, а его ставят на учет и платят зарплату. Я говорю: направьте к нам, у нас несколько работ есть. Ничего не добился! Не могу понять нашу систему: ни кляты, ни мяты люди получают деньги, ничего не делая!".

В Арбитражном суде России Золотарев доказывал, что за 17 лет в статусе ОПХ в "Садовском" "все создано трудом коллектива, без дополнительных поддержек и вливаний". В 2006 году, несмотря на сильнейшую засуху, сохранили все маточное поголовье (2400 коров - самое крупное хозяйство России по герефордам). На племмолодняк "очень большой спрос", но по-прежнему больше его увозят за пределы области. В свое время Петр Золотарев всех удивлял себестоимостью мяса - 34-35 рублей за килограмм в живом весе. "Сейчас около 40", - доволен он. "Вы долго выводили свою комолую породу?" - спрашиваю я. - "Сколько работаю, столько и выводили. У герефордов с прослойкой жировые ткани. А самое главное - это неприхотливая порода, до 600 видов трав съедает, молочный скот вдвое меньше".

Когда я, шутя, называю Петра Тимофеевича господином, он "заводится": "Никогда не был господином и не буду! Упертый - да, твердолобый - точно. Со мной порой сложно разговаривать: не смотрю на регалии". "Но вы должны чувствовать себя богатым, барином, - пристаю я. - У вас же - золото, вы создали целую отрасль мясного скотоводства". - "Барином? На пустом месте можно вести себя барином. Многие руководители живут сегодняшним днем, все поразвалили - и нет села. Баринов развелось! А мы сохранили не только герефордов, но и овец, правда, наполовину. Овцы, к сожалению, никому не нужны! С трудом продали баранину, хотя на базаре она - 150 рублей килограмм. Сегодня проблема - реализовать продукцию. Говорят: рынок - сами торгуйте. В 2007 году придется искать рынок сбыта для рыбы. Нас долго хлестали за нее, но в 2006-м мы, как никогда, получили товарной рыбы и 32 миллиона личинок продали. Поверьте, это золото. У нас в Приволье четыре пруда, в Коневе - озеро".

Будущее ОПХ он обозначает одним словом: "Устоять!". "При вступлении России в ВТО будет еще хуже, если не повернемся к отечественному производству. Люди у нас все-таки золотые. Вроде сделали все, чтобы развалить сельское хозяйство, а оно все равно держится, вопреки всему. Не просчитали менталитет россиянина: ему зарплату не платят, а он идет на работу", - смеется Золотарев.

Коллаж Натальи ЖУРАВЛЕВОЙ
No840 от 12.01.07
http://vedomosti.sfo.ru/articles/?article=22661
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован